Категории каталога

Интервью [11]
Интервью и статьи, переведённый на русский язык
Сатьи на английском языке [25]

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Интервью

Патрик Пэйдж: Уроки Ланджеллы
 
Патрик Пэйдж и Фрэнк Ланджелла в спектакле «A Man For All Seasons»
 
Я сидел напротив Фрэнка Ланджеллы во время обсуждения на второй неделе репетиции спектакля «A Man For All Seasons». Ланджелла играет сэра Томаса Мора. Я играю короля Генриха VIII. Даг Хьюз (наш блестящий и проницательный режиссер) сделал мне несколько замечаний по поводу моего появления на сцене. Я не вспомню точной формулировки, но суть в том, что мой выход оказался невнятным и суетливым. Я согласился с ним и сказал, что у меня ничего не выходит потому, что, не будучи королём, я просто не представляю, что значит «находиться здесь и быть предметом обожания». «Мне показать Вам?», не колеблясь, спросил Ланджелла.

Конечно, он шутил. Его шутки остры и точны, как на сцене, так и вне её. Он скромный и самый благородный из всех актёров, с кем я когда-либо работал, но сомнений в том, что он знает, что значит быть обожаемым, практически не было.

Позже он осторожно отвёл меня в сторону и сказал: «Вы – король. Вы не должны делать ничего, кроме как войти. Когда входит король, суетиться и делать что-то должны все остальные. Не король. Он просто находится здесь».

Он должен знать. На мой взгляд, Ланджелла – величайший театральный актёр нашей страны. Даже не так. Он – величайший актёр нашей страны. И это станет совершенно очевидным, когда на экраны в ноябре выйдет картина Рона Ховарда «Фрост/Никсон». Не считая Мерил Стрип, не думаю, что найдётся другой актёр, способный сделать то, что Ланджелла делает, как на сцене, так и на экране.

Моя проблема заключается в том, что я король в этой пьесе, но мне трудно думать о Ланджелле, как о своём подданном в любом случае. Это ново для меня. Я играл многих коронованных особ - Генриха V, Ричарда II и III, Макбета, Гамлета и многих других. У меня никогда не было проблем с поиском монарха в себе. Но это Фрэнк Ланджелла.

Обычно я не испытываю неловкости со знаменитостями. Даже талантливыми знаменитостями. Мне было достаточно легко с Дензелом Вашингтоном в Юлии Цезаре. Думаю, я смог бы играть короля вместе с Брандо и Пачино. Но я никогда не хотел быть таким, как они. Я всегда хотел быть Ланджеллой. Своей элегантностью, сочетанием неуловимой техники и эмоциональной глубины он воплощает всё то, что, по моему мнению, должно составлять суть американского актёра. И он был Дракулой. Будучи ребёнком, я был без ума от Дракулы, и Ланджелла был его совершенным воплощением. Позднее, когда я приехал в Нью-Йорк, у меня появилась возможность видеть Ланджеллу на сцене, в том числе принесшую ему Тони роль в спектакле «Фрост/Никсон». Более полного слияния себя и своего героя я никогда не видел на сцене. Он действительно жил в воображаемых обстоятельствах. Моя мальчишеская одержимость выросла в зрелое художественное восхищение.

Потом я встретился с ним.

Когда я впервые столкнулся с ним, Фрэнку (как я заставил себя его называть) было известно о тех проблемах, которые я испытывал со своим героем, и он сделал всё, чтобы помочь мне. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Сегодня я беседовал с репортёром, который сказал, что считает Вас молодым Фрэнком Ланджеллой». «Это то, чем я всегда хотел быть!», ответил я сияя. «И я тоже», заметил он сухо.

Конечно, он не хочет быть молодым Фрэнком Ланджеллой. Зачем ему это? Он находится на вершине своего мастерства и своей карьеры. Но он заставил меня смеяться, и я стал чувствовать себя лучше.

На нашем первом предварительном просмотре я чувствовал себя комфортно во время нашей совместной сцены, благодаря поддержке публики и постоянному одобрению Фрэнка. Я стал свободнее и понемногу стал получать удовольствие. Потом между утренним и вечерним спектаклем Даг Хьюз подошёл ко мне и спросил: «Могу я поговорить с Вами?». Он отвёл меня в тёмный уголок за сценой и заговорщическим тоном сказал: «Я хочу, чтобы Вы помнили, кто звезда этого шоу».

Проклятье! Я зашел слишком далеко! Я пытался затмить самого Ланджеллу! Извинения уже вертелись на кончике моего языка, когда Даг закончил свою мысль: «Вы. Вы звезда. Не забывайте этого. Вы король».

Конечно, я не звезда. Я даже не близок к этому. Зрители приходят сюда, чтобы увидеть Ланджеллу. Это не то, что имел в виду Даг. Он говорил о том, что Генрих считает себя звездой. Он является звездой в любом месте, где появляется. Я так думаю, и Даг мне это позволил.

Тем вечером я играл Генриха VIII так, как если бы я был звездой. Сцена была совершенно иной. И испытал обновление и удовольствие, которое я не ощущал в течение долгого времени. Вот, что может дать действительно стоящий совет. Это было единственно верное замечание в идеальное выбранное время. Спасибо, Даг Хьюз.

Когда сцена закончилась, я снова стал сомневаться. Зашел ли я слишком далеко? Будет ли Фрэнк сердится? Я был раздираем сомнениями вплоть до антракта, когда Ланджелла появился в моей гримёрной и торжествующе сказал: «Теперь я вижу короля!».

Я по-прежнему считаю Ланджеллу нашим величайшим актёром. Тем более теперь, когда я и все другие члены нашего коллектива ощутили его превосходство и великодушие. Но сейчас, благодаря его неизменной поддержке и замечательным советам, я могу взаимодействовать с ним на сцене. Однажды Фрэнк сказал мне: «Знаете, я никогда не играл королей. Президентов, руководителей. Но не королей».

Я ответил: «Дракула был королём, в своём роде».

Он улыбнулся: «Вы правы. Моей любимой репликой Дракулы была «Я король среди себе подобных!»

Король среди себе подобных. Он действительно таков. Да здравствует король!

Категория: Интервью | Добавил: Cherubina (02.10.2008)
Просмотров: 299 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: